НЕ СИДЕЛОСЬ ИМ ДОМА…


Не сиделось им дома…
Алексей Мочалов
Журнал «Полный привод 4х4», №3, 2004.
Зима!.. Скиталец, торжествуя,
На джипе обновляет путь
Его лошадка, снег почуя,
Несется ходом как-нибудь
Бразды пушистые взрывая,
Летит кибитка удалая…
… ну и далее по тексту

Несмотря на достаточно близкое географическое положение к центральным регионам, Архангельская область до сих пор является белым пятном на карте России. Нет ни подробных карт, ни отчетов по пройденным маршрутам, да и с самими дорогами ситуация непонятная даже местным жителям… Как ни крути – а то, что надо!




Запасясь примитивной десятикилометровкой для «общего пользования» и прибором GPS с более подробной двухкилометровой картой, очередная экспедиция журнала «Полный привод 4х4» в составе четырех автомобилей двинулась в неизвестность. Техника и участники уже знакомы постоянным читателям по статье «Загадочный Рдейский» в журнале «Полный Привод 4х4», №1, январь 2004 и по моему рассказу «Ползком по Рдейским болотам» на www.mochalov.ru.
Тихо шинами шурша…
На дорогу от Москвы до Котласа через Вологду и Тотьму ушло два полных дня. На скорость движения пагубно влияли и отгремевшие залпами шампанского новогодние праздники, и потенциальная тихоходность Daihatsu, да и зимняя резина была установлена только на Nissan. Daihatsu и УАЗ перебирали крупными шашками Super Swamper, Toyota LC80 шуршала узенькой всесезонкой.
Представляю, как тяжело было в старину водить караваны, скажем, верблюжьи. Размеренная монотонность неторопливого движения волей-неволей вызывает сон, бороться с которым невозможно. Но верблюд – это не автомобиль, бросил себе удила, устроился поудобнее и знай себе – «дави на массу». Чтобы от нашего «караванного темпа» не клонило в сон, я периодически отрывался от коллектива. Во время одного из таких отрывов, смотрю, в кювете, глубоко в сугробе, на крыше лежат УАЗ-головастик и Волга с оторванной жесткой сцепкой на передке. Ребята, еще не отошедшие от шока, критично оглядев мою машину, поинтересовались, где можно раздобыть трактор для проведения спасательной операции. Немного посовещавшись, мы дружно решили, что отсутствие трубы на капоте не может быть поводом для сомнения в тракторных способностях Patrol, и, выдернув как морковку из мокрой грядки Волгу, сначала поставили «головастика» на колеса, а затем, рывка с пятого, вытянули и его на дорогу.
Вот и Котлас - отправная точка нашего путешествия. Останавливаемся в гостинице, в здании речного порта. Место явно тусовочное, тут вам и ночной клуб, и казино с говорящим названием «XXL», и рюмочная, и очередь из желающих заработать таксистов. Жизнь кипит… Чтобы хайджеки, лебедки, шаклы и блоки были в безопасности, шокирующие публику машины спешно эвакуируются на платную стоянку, от греха подальше.
Вокруг Кобыльего Болота
Противоположный берег Северной Двины манил неизведанностью, и ранним утром наш караван направился на переправу в Сольвычегодск. Но не все так просто. Автомобильный паром уже не ходит, а ледовая переправа еще не встала. Погуляли, потоптались, и были отправлены местными на понтонную переправу в Коряжму. Проезд платный 65 рублей с авто. Пришлось раскошелиться.
Доехав до Т-образного поворота, мы всерьез призадумались. Решалось не что-нибудь, а дальнейшая судьба экспедиции. Если повернуть направо на Яренск, то все, скорее всего, будет вполне нормально. Судя по картам, дороги там должны быть. И даже проходимые в зимний период. Если же пойти налево, то мы можем столкнуться с малонаселенными, и вполне возможно, непроходимыми местами. Как же мучительно терзаться неизвестностью! Пришлось поступить жестко и по-мужски, хотя в команде и была дама. Пошли налево. В болото с романтичным названием Кобылье.





Дорожка вполне сносная. Петляет через мелкие деревеньки, отсутствующие на всех картах, но GPS указывает правильное направление, и это обнадеживает. Первый сбой мы дали в безымянном селе, уйдя по более широкой дороге. Проехав через село, уперлись в заснеженное поле. Дальше дороги нет… Спрашиваем у местных, возвращаемся к развилке и уходим в нужном направлении. Навигатор у нас - Илья на своем УАЗе, а мы болтаемся сзади и смотрим по сторонам на заснеженные северные пейзажи, дивясь на огромные, с шести-восьми оконными фасадами избы, объединенные под одной крышей со всем хозяйством из курятников, коровников, гаражей и прочих хозяйственных сооружений; на охотников, едущих нам навстречу на «Буране» с прицепом; на стариков, везущих в деревянных санках бак с водой из колодца... Так доезжаем до Большой Степановской и понимаем, что дорога-то кончилась! А снега немало, это вам не Москва и московская область! Сантиметров пятьдесят-то есть, а то и больше. Останавливаемся у избы со стоящим рядом 69-м ГАЗиком. Стучаться не пришлось. Заинтригованные нашим появлением жители сами вышли на улицу и подробнейшим образом объяснили, что до деревни с добрым названием Деревенька на нашей технике добраться, скорее всего, можно, но смысла особенного в этом нет, так как нам нужно потом перехать на другой берег реки Уфтюги, на которой и стоит Деревенька, однако переправы там нет. А нам нужно в деревню Березнаволок, куда можно попасть, уйдя направо в лес чуть не доезжая до Большой Степановской. Ориентир – лесорубы.
И вправду, справа от дороги, на вырубке, пара лесорубов на пионерском костре грели огромный жбан с какой-то жидкостью. Для надежности уточнив у лесных алхимиков дорогу, свернули влево в лес. Дорожка петляет меж сосен, а по дороге невообразимыми зигзагами еще больше петляют чьи-то следы. Так мы и не смогли себе представить, что может заставить человека добровольно выписывать такие пируэты. Скорее всего, степень опьянения лесоруба была несовместима с работой мозга, но рулить и хоть как-то держать курс на базу силы еще оставались…
Так мы выехали в какую-то затерянную в снегах деревню, и постучались в первую же избу, где были заметны признаки жизни. Навстречу нам вышел хозяин через ворота в тыльной стене дома, внутри которого виднелся… УАЗ. Здесь мы получили полную консультацию о состоянии бездорожного покрытия и возможностях переправы через Уфтюгу.
Вид переправы, мягко скажем, озадачил. Заметно, что по ней ездят, но нескоторые колеи перекрыты крест на крест воткнутыми ветками, и вся переправа залита еще не до конца застывшей водой. Откуда вода-то? На улице не меньше 15 градусов мороза! Прогулялись по льду, но съехать на машинах не решились. На помощь пришел заботливо припасенный рыбацкий бур. Попытка добуриться до воды потерпела фиаско. Толщина льда больше длины спирали бура! Однозначно выдержит! Да, но откуда вода? Уже потом мы нашли ответ на этот вопрос. Ледовые переправы специально заливают водой для утолщения льда, поэтому его толщина на переправе и просто на реке может отличаться многократно. Через несколько дней, при пересечении С. Двины, мы наблюдали пожарную машину, заливающую из брандспойта переправу, причем сама она стояла на льду и качала воду из проруби.
Переправившись через Уфтюгу, мы выскочили к Т-образному перекрестку дороги Красноборск – Верхняя Уфтюга, и, зная, что дальше по этому берегу дороги нет, поехали назад, на левый берег С. Двины. Близилась ночь, разбивать палаточный лагерь на морозе как-то не хотелось, тем более что ощущалась острая потребность в тепле, еде и комфорте. Было решено ночевать в Красноборской гостинице, обещанной нам путеводителем по Архангельской области.
Переехав Двину по переправе, въехали в Красноборск. Прокатившись по центральной улице, являющейся 1/300 частью трассы Березник - Котлас, нашли строение, судя по вывеске, являвшееся гостиницей. В этот момент я дремал на руле, и потому не понял, что так испугало остальных путешественников: то ли странные вывески у входа, то ли недостаточная «звездность» отеля. Но было принято стратегически грамотное решение доехать до Верхней Тоймы и попытать счастья там, ведь городок расположен удачно, в самом начале искомой нами дорожки. До Тоймы ехать немало, а в сон-то клонет. Протянув буквально пару километров, я понял, что не доеду, если буду плестись в колонне. Оставалось одно мобилизировав жизненные силы, прижать педаль акселератора в полик, и, долетев до Тоймы, поспать под знаком до приезда наших. Вот в таком возбужденном состоянии я и добрался до заветной вывески, и, подивившись диковинной кафешкой в форме русской печки, не успев выключить фары и заблокировать кнопку центрального замка, отвалился в спячку…
Прошло два часа. Просыпаюсь, печка на месте, голова как полено, а колонны так и нет… Остывший головной мозг пытается пропихнуть мысли по затекшим извилинам, но все эти потуги рушатся в тот момент, когда левое ухо отчетливо улавливает стук костяшек человеческих пальцев по триплексу автомобильного стекла. Открываю форточку, фокусирую зрение и пытаюсь понять смысл набора слов, льющихся в мой адрес. Девушка с гладковыбритым лицом мужчины настойчиво просила отвезти ее от печки до какой-то деревни N в сторону Котласа километра три. Чувство долга перед коллегами заставило меня отказать прекрасной даме, и она разочарованно побрела по уходящей в темную даль ленте дороги с откуда-то взявшимся типом мужского пола.
Сижу один. Тоскливо… Меня забыли, потеряли бойца?! Не думаю, не фашисты же они вроде. Остается одно – ехать навстречу.
Колесами печально в небо смотрит Круизер…
Проехав несколько километров в обратном направлении, я увидел знакомый высокий силуэт Daihatsu. Останавливаемся, печально-ироничное лицо Максима высунулось из окошка и проговорило, что так, мол, и так, «Кукурузник» лежит колесами к небу в кювете, и что надо бы ехать за краном. При всем уважении к Максу и осознании, что такими вещами не шутят, я не сразу рванул к месту дорожно-транспортного происшествия.





Картина, представшая перед глазами, в общем-то, порадовала. Огромная Toyota, не сильно помятая, лежала словно гигантский выбросившийся на берег кит, на крыше рядом с дорогой. Сергей и Света, пилотировавшие внедорожник, живые и невредимые гуляли рядом.
Причина улета стандартна. Внимание Светы переключилось на посторонние вещи, машина потихонечку начала смещаться к правой обочине, зацепилась колесами за снег, Света стукнула по тормозам, крутанула куда-то рулем и Land Cruiser развернуло. Ударившись левой стороной об обочину, внедорожник лег на бок, а затем на крышу. Благодаря низкой скорости и мягкому снегу, никто не пострадал, включая ехавшего в багажнике пса.
Сперва попытались перевернуть машину, зацепив ее своими лебедками за раму, но она уперлась бортом в насыпь, и появился риск помять двери и побить стекла. Оставалось искать кран. Ночью кран найти, понятное дело, сложно. Пришлось ждать утра, ночуя в машинах. Всю ночь вокруг ошивался подозрительный 124-й Мерседес без номеров.
Утром из уже разведанного леспромхоза деревни Авнюга мы притащили автокран на базе ЗиЛ 133 Гя. Дальше – дело техники. Подцепили Toyota за корму, приподняли, поставили на дорогу на передний бампер и опустили на колеса. Спасательная операция завершена, осталось привести машину в порядок. Крановщики пригласили к себе на базу, чтобы мы могли в тепле неспеша разобраться с последствиями кульбита.
Перетащив машину на буксире в деревню, приступили к осмотру. Из повреждений – помятая крыша, разогнутые лапки-держатели экспедиционного багажника, вмятина на передней водительской двери, порваная водосточная канавка и пара сколов краски. Все!
Население автобазы леспромхоза приняло нас как родных, мы были обогреты, ободрены наставлениями, шутками и советами. Каждый из ее работников достоин отдельного описания, но чтобы не тратить зря слова, лучше просто взглянуть на фотографии. А от себя могу сказать коротко: спасибо огромное, удачи вам, мужики!





Покинули мы «боевую конюшню» леспромхоза уже вечером и поплелись потихоньку в Верхнюю Тойму. Найдя гостиницу, мы были поражены ее колоритом. Для начала, она деревянная, что уже непривычно, а вот интерьеры… Ярко зеленые крашеные стены, васильковые двери, номер закрывающийся на навесной замок, люстра – лампочка в патроне, на тумбе стоит не мытый с момента покупки графин с водой. А кровати… Настоящие пружинные кровати!… А какие абстрактные узоры вырисованы трубопроводной арматурой! А санузел на этаже! Армейское очко аккуратно врезано в высокий подиум, даже не подиум, а пьедестал победителя.
Душа в гостинице нет, а помыться-то хочется. Пристали с этим вопросом к хранительнице отеля, та долго отпиралась, но все же выдала тайну, что на стадионе есть сауна. Поздно вечером мы прибыли в парилочно-помоечный пункт, по совместительству являющийся и культурно-оздоровительным центром.
Два местных персонажа, явно уже многократно остограмившиеся, играли в пинг-понг на пиво. Мы никак не могли оторваться от этого зрелища. Причудливые позы, едкие комментарии, пластичные динамичные движения тазом и взмахи всех четырех конечностей. А еще загадкой осталось вычисление счета, идущее, видимо, по каким-то своим верхнетойминским правилам.
Наслаждение поединком прервал приехавший хозяин заведения, мужчина спортивного вида, лет сорока. Перед тем как пустить нас париться, он решил протестировать нас на предмет наличия хорошей физической формы и устроил соревнования по отжиманиям на одной руке, упражнениям на брусьях и шведской стенке. Финалом спортивного вечера был специально для нас открытый в полночь прокат коньков и сам каток. Все это сопровождалось включенной на весь городок через громкоговорители развеселой музыкой, прокручиваемой на стареньком советском катушечном (!) магнитофоне. И уже на десерт мы попарились в сауне, устроенной в помещении бывшего местного Гохрана, скрытом от посторонних глаз толстенной сейфовой дверью. Илья же, неся тяжкое бремя руководства, вел непростые застольные разговоры с гостеприимным хозяином, явно не понимающим, что мы тут вообще делаем. Ну не туристы же мы, в конце-то концов!
Там, где не ступала нога Деда Мороза…
Утро застигло нас, как всегда, врасплох, и стартовали мы только в полдень. Задержало еще то, что городок оказался поразительно красив и своеобразен. В большущих оврагах все склоны усеяны банями, настроенными в разных ярусах и напоминающими со стороны кавказские аулы, а через сами овраги переброшены красивейшие деревянные мосты. В городке поражало все: и засыпанные снегом гигантские поленницы; и колодцы, спрятанные в маленькие сарайчики усеянные изнутри ледяными сталактитами; и стоящие у подъездов домов деревянные санки, и дети, шныряющие по улицам совершенно самостоятельно в самом раннем возрасте…
Программа-минимум на день – доехать до поселка с романтичным названием Северный, программа-максимум – до Карпогор. Первым населенным пунктом на нашем пути «через тайгу» был поселок Двинской. После Двинского началась платная бетонка, по которой вывозят лес. У шлагбаума невольную улыбку вызвал платный деревянный туалет, первый и последний на нашем пути. Не воспользовались.
Широкая бетонка, полностью закрытая укатанным снегом, позволяет носиться на любой скорости – ровнее асфальта. Всякое желание ехать по ней пропадает после первого же попавшегося встречного лесовоза, вывозящего лес в хлыстах и несущегося при этом на скорости около восьмидесяти, занося в поворотах свисающие верхушки деревьев прямиком на встречную полосу. Но это полбеды! Если лесовоз пилотирует несостоявшийся Herr Schumacher, то эти самые бревнышки на поворотах и кочках, рассыпаются как спички, причудливо втыкаясь в снег и аккуратно раскладываясь вдоль и поперек дороги… А еще немного не по себе, когда тебя догоняет лесовоз и явно хочет обогнать. В общем, мы были просто счастливы, когда проехали места вырубок и углубились в леса.
До Северного мы дошли без осложнений, хотя летом здесь, думаю, не так хорошо, особенно в местах, где дорога петляет по лесу, ныряя вверх-вниз по склонам оврагов. Несколько неуютно почувствовали мы себя, проезжая деревни с явно барачного типа строениями и слишком угрюмыми жителями. Вставать на бивуак не хотелось.
Подростки в Северном нам совершенно уверенно заявили, что есть зимник до Карпогор, и что зимой он реально проходим. То, что надо! В конце поселка уходим круто налево и едем в сторону Сосновки. Дорога на самом деле есть и неплохая. Жаль что темно! Думаю, здесь очень красиво. Местность отличается удивительным рельефом с затяжными подъемами и спусками, которые тянутся иногда много более километра. От Северного до искомой деревни, на протяжении около ста с небольшим километров, нам не попалось ни одного населенного пункта. Но зато дальше начинается цивилизация. Нормальная грейдерная дорога петляет через Сульцу, Городецк и Верколу, приводя в Каргопоры. Расстояние до этого райцентра мы преодолели примерно к часу ночи. Гостиница в Каргопорах выглядит приличнее, чем в Верхней Тойме, но там холодные номера и вообще нет воды! Выход из обеих ситуаций был найден. Спали мы в спальниках, а воду, подсмотрев за уборщицей, сливали с батареи через хитрый крантик.
На утро следующего дня я остро ощутил приближение конца отпуска и, посчитав оставшиеся часы, был неприятно удивлен, что через двадцать три часа должен уже во всю зарабатывать денежку, а до дома 1500 километров!
Технологический путь в Архангельск
С ребятами пришлось прощаться, ведь моя скорость от их может отличаться раза в два, тем более, им не критично, когда приехать в Москву. Итак, около 11 часов утра началась гонка на работу.
Движение в одиночку – более трудное испытание, ведь карты все остались у ребят, а у меня только атлас, с масштабом 1 см = 15 км. Проскочив буквально километров двадцать в сторону города Пинега, я повернул по указателю «Архангельск» налево, на зимник, и началась веселая часть пробега. Дорога ровная, извилистая, позволяет ехать очень бодро, километров 80 100. Это не что иное, как лесовозный зимник, летом вообще не использующийся. Называется он здесь технологической дорогой. На этих дорожках очень хорошо тренироваться! Главное – практически безопасно, ведь «встречных» нет, с дороги далеко не улетишь – кругом снег. Сюда бы всех водителей Москвы в принудительном порядке на недельные сборы.




Дорогу, выходящую на М8 я так и не нашел и, решив не терять время на поиски, ушел на Архангельск через правый берег Северной Двины, через Большие и Малые Карелы.
Выезжаю из Архангельска. Буквально через пару километров, смотрю, с примыкающей дороги выруливает на трассу «Иж с оцинковкой» цвета «переспелый баклажан» и явно не хочет никого пропускать. Учитывая, что на дороге гололед, сбрасываю скорость до безопасных значений и наблюдаю, как «Иж» идет прямиком под летящую в Архангельск фуру… Секунда, удар, и «Иж» улетает в сторону. Слава Богу, все обошлось, удар пришелся точно в моторный отсек «Москвича», но двери с водительской стороны перекосило, и открыть их удалось с большим трудом. Оставив свидетельские показания, отправился дальше, внеся небольшую коррекцию в программу пилотирования с поправкой на местные нравы.
Еду я, обгоняя редкие попутные машины, и, приближаясь к одной из них, вдруг с удивлением обнаруживаю наш Daihatsu! Вот это встреча! Все потрясены, ведь я уехал раньше, а тут неожиданно появляюсь сзади. Как оказалось, ребята не захотели делать большой крюк до моста в Архангельске и на свой страх и риск переправились по какой-то очень сомнительной ледяной переправе через Северную Двину, которая здесь достигает километровой ширины.
Однако наши приключения на этом отнюдь не закончились. Проезжая мост через великую русскую реку Волгу в городе Ярославль, Daihatsu, в одной из колдобин, сломал обе передние рессоры! Езда по нашим дорогам априори более экстремальна, чем любое трофи!
www.mochalov.ru