Страница 3 из 17 ПерваяПервая 1234513 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 41 по 60 из 331

Герои и подвиги славных дней

  1. #41
    Аватар для Доктор Шмурге
    Адрес: Владикавказ
    Сообщений
    32,268
    Больше 5 лет на форуме
    Уникальный полет в антарктиде.

    17 марта исполнилось 35 лет с момента не имеющего аналогов в мире полета самолета на полярную станцию «Восток» в Антарктиде в особо тяжелых условиях. 14 марта 1982 г. в кабинете начальника станции «Молодежная», в то время главной советской станции в Антарктиде, находились руководитель авиационного отряда Кравченко и старший врач Маврицин. Со станции «Восток» пришла радиограмма — умирает инженер-радиоэлектронщик, от сильного приступа гипоксии горной болезни.

    По мнению врачей, больной мог прожить еще максимум несколько дней, судя по всему, добавилась еще пневмония, запасы кислорода на станции на исходе, барокамеры на «Востоке» тогда еще не было. Единственный выход в той ситуации вывести больного на береговую станцию самолетом.

    - На «Востоке» сейчас — 67С, посадка при такой температуре невозможна, — сказал Кравченко. — Техника не приспособлена для данных температур. Остывают головки цилиндров, стынет масло в трубопроводах, бензин кристаллизуется. Двигатели просто встанут.

    - Ситуация критическая, — произнес врач. Уже два месяца человек на станции, период адаптации давно прошел, все шло нормально. Вдруг 10 марта началось резкое ухудшение, сейчас 14-е, и несмотря на все старания врачей никакого прогресса не наблюдается. Впереди целая зимовка и морозы посильнее, чем сейчас.

    На «Востоке» даже похоронить человека негде. Кругом ледяная пустыня. Самая недоступная пустыня в мире, в которую до следующего лета добраться невозможно. Из-за морозов и высоты аэродром на «Востоке» закрывается в начале февраля и до декабря не работает. Всю зиму люди, живущие там, знают: что бы ни случилось — никто на помощь не придет.

    Еще в кабинете начальника станции Кравченко понял, что на «Восток» точно придется лететь и ему самому надо осуществить данный полет. Наиболее подготовленный экипаж — Ил-14 под номером 41808.

    Вечером 15 марта все были на аэродроме. Самолет к вылету готов, баллоны с кислородом и медикаменты погружены. Если самолету на станции не удастся сесть, их сбросят на парашюте. Весь вечер валил мокрый липкий снег, как в Ленинграде. Укатанная заранее взлетная полоса покрылась пятисантиметровым слоем. Запустили двигатели, самолет трясся, но с места не сдвинулся. Пригнали трактор, зацепили тросом самолет и стали утюжить полосу лыжами. Однако даже по наезженной полосе взлететь не удалось. Вылет отложили на следующий день.

    На следующий день на «Востоке» теплее не стало, а вот в «Молодежной» подморозило, снег покрылся корочкой. Дали команду на взлет. На сей раз лыжи легко скользили. Самолет делал круг над аэродромом. Каждый раз, взлетая с «Молодежной» летчики проходят над погибшим самолетом. 2 января 1979 г. Ил-14 с бортовым номером 04193 разбился на взлете от порыва ветра. Тогда первый раз полярники сорвали с таким трудом выращенные ромашки и положили их на могилы экипажа.

    От «Молодежной» до станции «Мирный» более 2 тысяч километров. Это если лететь по прямой. Вдоль берега еще длиннее, но зато больше ориентиров. Решили лететь напрямую через горный хребет. После взлета радисты «Мирного» приняли сообщение с борта: «Расчетное время посадки 15.00». В 15.05 самолет сел на полосу — таким точным был расчет штурмана и работа экипажа: 6 часов 22 минуты продолжался полет. Позади была самая легкая часть пути, впереди — полет «Мирный»-«Восток», около 1,5 тысяч километров.

    На станцию пришла телеграмма синоптиков: к моменту прилета на «Восток» прогнозируется температура воздуха 65-67 градусов. В «Мирном» соорудили переносную барокамеру, которую планировали сбросить на парашюте, если сесть не удастся. Вылет назначили на следующее утро. 17 марта Ил-14 поднялся над обсерваторией «Мирный» и пошел, набирая высоту от берега океана вглубь Антарктиды. На борту, кроме экипажа, врач Леонид Маврицын и старший инженер авиаотряда Аркадий Колб. Колб подготавливал машину так, что за нее можно было поручиться, хотя на «Востоке» ни за какую технику точно поручиться нельзя. При столь низких температурах и высоте в 3488 метров любой двигатель нормально не работает. Колб летал даже тогда, когда необходимости не было. Он знал: летчики чувствуют себя уверенно, если на борту человек, ремонтировавший самолет своими руками.

    Восемь человек летели над ледяной бесконечной пустыней, над которой в это время никто никогда не летал. Прошли траверз станции «Комсомольская». Летом на ней работают буровики, сейчас станция закрыта. Обычно самолет летит на «Восток» над колеей, оставленной санно-гусенечным поездом. Дорога идет зигзагами, зато это прекрасный ориентир. Сейчас летели напрямую. Труднее всего было штурману Игорю Игнатову. Если проскочить станцию, то, по правилам, дается всего 20 минут на поиски. Если не нашел за этот срок, надо возвращаться обратно в «Мирный», ибо нет гарантии, что найдешь «Восток», не потратив все горючее.

    Наверное, на Земле нет более тяжелой дороги, чем на полярную станцию «Восток». Санно-гусенечный поезд идет по ней 40-50 дней. Двигается по ледяной пустыне, по твердым застругам.
    В умной беседе быть - ума прикупить, а в глупой - и свой растерять.

  2. #42
    Аватар для Доктор Шмурге
    Адрес: Владикавказ
    Сообщений
    32,268
    Больше 5 лет на форуме
    На эти заструги Кравченко уже приходилось садиться. В феврале, когда в центральной Антарктиде уже осень, один из членов санно-гусенечного похода заболел. В Мирный передали: у больного паралич, нужна срочная эвакуация. Летчики передали походникам: попытайтесь сделать полосу — и вылетели.

    Поезд долго не могли найти, хотя походники из ветоши и солярки жгли костры. Мела низовая метель. Поезд отыскали по тусклому всполоху костра. В снежной круговерти было не различить света фар. Костер мелькнул и исчез. Один заход на посадку — полосы не видно. Второй — мимо. Третий — опять ничего не разглядеть. Авиационные медики утверждают, что каждый заход на посадку в экстремальных условиях отнимает у летчика больше энергии, чем у бегуна марафонская дистанция. В данном полете сесть удалось только на десятый раз.

    Как только лыжи коснулись снега, самолет затрясло, как будто садились на ухабы. Больного забрали и пошли на взлет. 7 км мчались по ухабам, пока, наконец, лыжи оторвались от снега. Только через 25 км самолет смог подняться метров на 20 над ледяной пустыней. Тогда Кравченко вздохнул с облегчением и взял курс на «Мирный». Потом все удивлялись, как удалось взлететь и почему не развалился самолет на этих снежных валунах.

    Сейчас предстояла гораздо более сложная посадка и взлет. Впереди увидели черные точки. Скоро точки стали расти и превратились в буровые вышки, вот и станция. Впереди «Восток» с температурой ниже -60С. Что такое «восточный» мороз для Ил-14, Кравченко понял еще 20 лет назад, тогда он увидел, как металл превращается в пергамент. Однажды на взлете их машина заюлила по полосе и потеряла управление. Экипаж почувствовал легкий толчок, на который не обратили внимания. Однако штурман, выглянув за борт, увидел, что срезало треть крыла. Крылом они задели оттяжку антенны. Застопорили моторы. Попробовали плоскогубцами загнуть торчащие куски металла, но он крошился как стекло. Никакой клей на таком морозе не пристает. Механик ровно подрезал ножовкой край крыла, и самолет пошел на взлет. Это был последний рейс на «Восток» в этом сезоне: не взлетят — придется там зимовать еще год. И они взлетели. Всю дорогу «шли бочком»- самолет заваливался на бок. В «Мирном» сделали новое крыло. Тогда на «Востоке» было всего около -50 градусов. Итак, впереди лежала полоса, на которую начальник авиаотряда столько раз садился, но никогда не садился в середине марта в такие морозы. Еще из «Молодежной» Кравченко отправил телеграмму начальнику «Востока»: просил пригладить полосу, в начале полосы сделать наледь. Перед вылетом из «Мирного» получил информацию — наледь сделали в сто метров, но это мало. Снег в это время на станции как наждак: по нему лыжи не скользят. Решили оплавить снег.

    Все понимали: на «Востоке» делали все, что можно. Люди работали на полосе в километре от станции на таком морозе третьи сутки. Прямо на полосе в бочках грели воду и лили на снег: делали каток, по которому будут скользить лыжи самолета. Таскали воду, горючее, волокуши. Задыхались, обмораживались.

    Ил-14 шел к полосе. Сесть в таких условиях можно, но никто не гарантирует, что лыжи не примерзнут, и удастся взлететь. Не удастся — значит, зимовка на «Востоке». Самолет прошел над полосой. У ее края стояли полярники около саней. На санях укутанный лежал больной. Парня привезли на полосу в надежде, что его удастся забрать. Еще заход. Все полярники, кроме одного, на полосе. Один метеоролог Парк остался на станции, чтобы держать связь с бортом.
    В умной беседе быть - ума прикупить, а в глупой - и свой растерять.

  3. #43
    Аватар для Доктор Шмурге
    Адрес: Владикавказ
    Сообщений
    32,268
    Больше 5 лет на форуме
    Кравченко услышал в наушниках знакомый голос Парка, и у него как камень с плеч свалился, ибо знал — Парк дает точный прогноз.

    - Какая у вас температура? — спросил Кравченко.

    - Минус шестьдесят два.

    - Рыхлость снега?

    - Рыхлость на полосе 3-5 сантиметров. Мы иголку снежную сбили, но укатать, сколько ты просил, не сумели.

    - Понял. Спасибо.

    Кравченко сказал экипажу:

    - Будем садиться, но без остановки. Откройте дверь. После посадки сбросьте весь груз на полосу.

    Ил-14 снизился и плавно коснулся снежного покрова. Останавливаться нельзя, лыжи быстро примерзнут. Через 10 минут двигатели остынут и выйдут из строя. Доктор Маврицын почувствовал, что самолет сел и попытался подняться с кресла, помочь механикам сбросить груз, но Колб строго приказал:

    - Ты, доктор, сиди. Ты здесь впервые, лучше не двигайся. Задохнешься.

    Бортмеханик с инженером выкидывали мешки с лекарствами, кислородные баллоны, тюк с барокамерой. Полярники во главе с начальником станции Астаховым стояли у края полосы как вкопанные. Кравченко открыл боковую форточку. Ледяной воздух ворвался в кабину, но начальник авиаотряда не замечал мороза. Он кричал изо всех сил:

    - Убирайте груз! Скорее убирайте все с полосы!

    Его не слышали. Гул двигателей заглушал любой крик. Ему махали руками, приветствовали. Кравченко понимал: вот-вот самолет перестанет слушаться, его поведет по полосе, и тогда они наскочат лыжами на сброшенный груз и разобьются. Он просунулся в форточку и начал махать руками, показывая на мешки, но никто не догадывался, что делать.

    И тогда бортрадист Юра Пустохин выпрыгнул на ходу из самолета и помчался к восточникам, забыв даже натянуть перчатки. Воздух ледяной. Мог обжечь легкие. Подбежал, уже задыхаясь, хрипя:

    - Груз убирайте!

    - Больного на борт! Быстро!

    Двигатели не останавливали. Они и так замерзают, вот-вот заглохнут. Со своих мест пилоты не вставали. Кравченко высунулся в форточку и посмотрел за погрузкой. Он знал, снег под лыжами проседает. Лыжи могут примерзнуть. Носилки втащили, двери захлопнули. 90 секунд стоял самолет на «Востоке». Если бы погрузка немного затянулась, они не смогли бы взлететь. Прибавили оборотов. Ил-14 сумел сдвинуться вперед и начал разбегаться, но никак было не взлететь. Пилот тянул штурвал на себя, уговаривая про себя самолет:

    - Ну, давай, мой хороший, ты же меня никогда не подводил.

    Самолет дергался вверх, но не мог набрать высоты и уже после окончания взлетной полосы, словно набрав второе дыхание, оторвался от наста. Врач подошел к больному. Тот был в бессознательном состоянии, сердцебиение еле улавливалось. Доктор оттянул кислородную маску и услышал только хрипы. Состояние было хуже, чем предполагалось ранее. Самое сложное было еще не позади. Они сели, когда садиться было нельзя, взлетели, хотя могли разбить самолет на взлете. Теперь надо было подняться еще на большую высоту, чем та, на которой пациент был на станции. Доктор просил:

    - Ребята, нельзя чуть пониже? Ему совсем плохо.

    Ниже некуда, кругом высота купола больше 3,5 км. Самолет и так летит близко над снегом, а при таких температурах двигатели могут заглохнуть от переохлаждения. Когда подлетали к «Мирному», у больного появились первые признаки улучшения.

    Когда прилетаешь с «Востока» на береговую станцию, наступает расслабление от избытка кислорода. Участники полета долго стояли у самолета. Дышали, отходили от высоты и напряжения, которое у них было девять часов, пока летели на станцию и обратно. Потом летчикам отдали целую кипу радиограмм, с антарктических станций всех стран шли поздравления.

    Через несколько дней летчики садились на теплоход «Эстония» для отплытия домой. Врачам не пришлось помогать нести вещи пациенту, вывезенному с «Востока», он легко нес их сам. По моему мнению, данный полет является наивысшим достижением в истории отечественной полярной авиации. Надо учесть следующий факт. Ни один самолет в мире, кроме Ил-14 не мог осуществить подобную операцию. Данная машина начала выпускаться в 1950 г., но до сих пор не создано лучшего самолета для работы в полярных регионах. А в следующую экспедицию начальник авиаотряда опять отправился на белый континент — осваивать новые маршруты. 12 апреля 1982 г. на станции «Восток» сгорела дизельная электростанция и почти все горючее. Во время пожара погиб начальник электростанции. Запустили слабомощную аварийную электростанцию. Только через 276 дней после пожара пришел на «Восток» санно-гусенечный поезд. На фоне пожара и зимовки восточников в жутких условиях полет, совершенный 17 марта, отошел на задний план.

    Автору статьи пришлось работать метеорологом на станции «Восток», когда российский авиаотряд в Антарктиде был ликвидирован из-за отсутствия средств. Полеты совершали американские самолеты со станции «Мак-Мердо». Мне как метеорологу приходилось давать данные о погоде для обеспечения полетов. Американцы садились на «Востоке» только при температурах теплее -40С. При этом для них при помощи тягача накатывали 4-х километровую взлетно-посадочную полосу. При мне их последняя посадка была 4 февраля.

    А.С. ЛАЗАРЕВ www.duel.ru
    В умной беседе быть - ума прикупить, а в глупой - и свой растерять.

  4. #44
    Аватар для Михалыч_алтайский
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    16,528
    Больше 7 лет на форуме
    "Семьдесят два градуса ниже нуля" Санина - лучшее, что читал об Антарктиде. Настоятельно рекомендую, а можно тут выкладывать. Из этих людей не гвозди...из этих людей рельсы можно делать.
    Были люди...
    Один раз летел в ИЛ-14 из Марково на Анадырь. Внутри как в АН-2 примерно, такие же откидные металлические лавки. Да и звали летать на них бортрадистом, работал тогда в радиобюро аэропорта Анадырь. Не захотел идти на курсы, может и к лучшему. Один из бортов авиаотряда разбился при ледовой разведке в районе Шантарских островов, бортовой номер 91517, часто работали с ними, врезалось в память...
    Да, много нам открытий чудных, готовит...

  5. #45
    Аватар для kulbatsky
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    20,476
    Больше 7 лет на форуме
    К середине 80-х годов в СССР был построен поезд-ракетоносец, который, видимо, останется в истории человечества единственным и неповторимым. По признанию специалистов, это самое грозное оружие, которое когда-либо существовало на земле. Его создали коллективы, руководимые братьями - академиком Владимиром Федоровичем Уткиным (КБ «Южное», Днепропетровск) и академиком Алексеем Федоровичем Уткиным (КБ специального машиностроения, Ленинград).


    Ак. Владимир Уткин


    Ак. Алексей Уткин

    Вот что сказал незадолго до смерти Владимир Федорович Уткин: «Мы должны были поместить межконтинентальную баллистическую ракету в железнодорожном вагоне, а ведь ракета с пусковой установкой весит более 150 тонн. Как это сделать? Как вообще перевозить стратегическую ракету с ядерной боеголовкой, как обеспечить абсолютную безопасность в пути, ведь нам была задана расчетная скорость состава до 120 километров в час. Выдержат ли мосты, не разрушится ли полотно, да и сам старт, как передать нагрузку на железнодорожное полотно при старте ракеты, устоит ли поезд на рельсах во время старта, как максимально быстро после остановки поезда поднять ракету в вертикальное положение?»

    А тем временем в КБ специального машиностроения Алексей Уткин с коллегами уже проектировал уникальный космодром на колесах. На полигоне под Ленинградом начались испытания узлов и агрегатов будущего ракетоносца. Вопросов стояла масса: как отвести контактные провода на электрифицированных участках, как поднять ракету в вертикальное положение за считанные секунды, как обеспечить старт через две минуты после остановки поезда?
    И главное – старт. Как сделать, чтобы огненный хвост ракеты не сжег, как спички, шпалы, не оплавил бы рельсы своей адской температурой? И как решить эти вопросы? Решили!

    «Я горжусь тем, что наши коллективы решили эту фантастически сложную задачу, – позже сказал Владимир Федорович. – Мы должны были сделать этот ракетный поезд, и мы сделали его!» Первый ракетный состав был принят на вооружение в 1987 году, последний – 12-й – сдан в 1992-м.

    Лётные испытания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) РТ-23УТТХ производились в 1985--1987 годах на космодроме «Плесецк». Всего было произведено 32 пуска. В порядке испытаний было осуществлено 18 выходов спецпоезда по железным дорогам страны (пройдено более 400 000 километров). Испытания проводились в различных климатических зонах страны (от тундры до пустынь).



    Первый ракетный полк БЖРК встал на боевое дежурство в октябре 1987 года, а к 1991 году были развернуты три ракетные дивизии, вооруженные БЖРК с МБР РТ-23УТТХ, в Костромской области, в Пермском крае, в Красноярском крае. В каждой из дивизии имелось по четыре ракетных полка (всего 12 составов БЖРК, по три пусковых установки в каждом). В состав ракетного полка БЖРК входил железнодорожный состав из трех тепловозов и 17 вагонов, включая 9 платформ, на которых размещались три пусковые установки (ПУ) с ракетами.

    Ракетные поезда стали постоянной головной болью американцев. Пентагон тратил на их отслеживание больше средств, чем братья Уткины на создание. Двенадцать спутников-разведчиков искали их по всей нашей стране и даже из космоса не могли отличать эти поезда-призраки от обычных рефрижераторов. Еще в 60-х годах прошлого столетия американцы начали разработку аналогичных комплексов, но дело не шло. И уже после выхода ракетных поездов на пути МПС они предприняли беспрецедентную акцию: под видом коммерческого груза из Владивостока в одну из стран Скандинавии транзитом ими были отправлены контейнеры, один из которых был начинен разведывательной аппаратурой для радиоперехвата, анализа радиационной обстановки и даже киносъемки через потайную мембрану в корпусе контейнера-шпиона. Но после отхода поезда из Владивостока контейнер был вскрыт нашими контрразведчиками. Задумка американцев провалилась.

    Железнодорожные комплексы обладали высокой мобильностью, что позволяло оперативно менять дислокацию стартовой позиции (до 1 000 километров в сутки), в отличие от тягачей, действующих в сравнительно небольшом радиусе вокруг базы (десятки километров). Расчёты, проводимые американскими специалистами применительно к железнодорожному варианту базирования МБР, определяли вероятность поражения состава «советского ядерного поезда» всего в десять процентов, при использовании для нападения 150-ти МБР.



    Проблемными являлись задачи обнаружения, идентификации, и наблюдения за БЖРК с применением современных средств космической разведки в реальном масштабе времени.

    Вследствие высокой мобильности, хорошей маскировки и постоянного изменения местонахождения БЖРК были практически неуязвимы. В отличие от подводных лодок, их очень трудно обнаружить и нейтрализовать. Практически - это было оружие последнего удара. Гарантия возмездия в случае атомной атаки на нашу страну.

    С 1991 года, после встречи лидеров СССР и Великобритании, были введены ограничения на маршруты патрулирования БЖРК, они несли боевое дежурство в пункте постоянной дислокации, без выезда на железнодорожную сеть страны.

    Согласно договору СНВ-2 (1993 год), Россия должна была снять с вооружения (и уничтожить) все ракеты РТ-23УТТХ до 2003 года. На время снятия с вооружения у России имелись 12 поездов с 36 пусковыми установками. Утилизация «ракетных поездов» была полностью профинансирована правительством Великобритании и проведена в рекордно короткие сроки на Брянском ремонтном заводе РВСН, для этого даже была импортирована и смонтирована специальная «разделочная» линия. В июне 2003 года пустили под нож первый поезд стратегического назначения. Спустя еще два года, последний БЖРК Костромской ракетной дивизии был снят с боевого дежурства и после годового пребывания на базе хранения отправлен на утилизацию.

    Были уничтожены все поезда и пусковые установки, кроме двух, демилитаризованных и установленных в качестве экспоната в музеях железнодорожной техники на Варшавском вокзале Санкт-Петербурга, и ещё одной, установленной в Техническом музее АвтоВАЗа.
    Комплекс принят на вооружение 28 ноября 1989 года.

    В 1987-1991 годах были построены 12 комплексов.
    На западе ракета РТ-23УТТХ (15Ж61) получила обозначение SS-24 "Sсаlреl" Моd 3 (РL-4).

    В состав БЖРК входит железнодорожный состав стандартной для комплекса конфигурации:
    - три трехвагонных пусковых модуля с МБР РТ-23УТТХ;
    - командный модуль в составе 7 вагонов;
    - вагон-цистерна с запасами горюче-смазочных материалов;
    - два тепловоза ДМ-62.

    БЖРК выглядит как обычный состав из рефрижераторных и пассажирских вагонов.


    Пусковые модули имеют по восемь колесных пар. Остальные вагоны - вагоны обеспечения, имеют по четыре колесные пары. Пуск ракет может осуществляться с любой точки маршрута. Каждая из трех пусковых установок, входящих в БЖРК может осуществлять пуск как в составе поезда, так и автономно.




    В 1991 году НПО "Южное" предложило использовать ракету типа РТ-23УТТХ для запуска космических аппаратов на орбиту Земли с высоты 10 километров, после сброса ракеты на специальной парашютной системе с тяжелого транспортного самолета АН-124-100. Дальнейшего развития этот проект не получил. В настоящее время комплекс снят с вооружения.


    Руины комплекса по обслуживанию установок Молодец в Красноярском крае.

  6. #46
    Аватар для Доктор Шмурге
    Адрес: Владикавказ
    Сообщений
    32,268
    Больше 5 лет на форуме
    Читал я как то давно в одном романе у Азимова, как нашли в космосе заброшенный древний крейсер. Там ещё упоминалось, что "сейчас таких уже не умеют делать". Тогда мне казалось удивительным и невероятным, как вчера могли делать, а сегодня уже нет. А сейчас, глядя на руины заброшенных ракетных и прочих станций, я уже не удивляюсь.
    В умной беседе быть - ума прикупить, а в глупой - и свой растерять.

  7. #47
    Аватар для kulbatsky
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    20,476
    Больше 7 лет на форуме
    Ну это действительно парадокс, который надо ещё уметь осознать.

  8. #48
    Аватар для ex_ad
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    38,029
    Больше 7 лет на форуме
    Дак могут воссоздать, но зачем?
    Сиськтемный администратор
    скидка в e2e4

  9. #49

    Адрес: Россия , Алтай - мой мир.
    Сообщений
    29,832
    Больше 7 лет на форуме
    Сообщение от ex_ad Посмотреть сообщение
    Дак могут воссоздать, но зачем?
    сонгун

  10. #50
    Аватар для promalp
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    15,485
    Больше 7 лет на форуме
    Сообщение от Доктор Шмурге Посмотреть сообщение
    Читал я как то давно в одном романе у Азимова, как нашли в космосе заброшенный древний крейсер. Там ещё упоминалось, что "сейчас таких уже не умеют делать". Тогда мне казалось удивительным и невероятным, как вчера могли делать, а сегодня уже нет. А сейчас, глядя на руины заброшенных ракетных и прочих станций, я уже не удивляюсь.
    Укры яркий пример подобной деградации, дело всегда в идеи, техника это уже производная от идеи.
    Все виды работ на высоте.
    "Мокрые" и вентилируемые фасады.
    Межпанельные швы.
    Покраска фасадов.

  11. #51
    Аватар для ex_ad
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    38,029
    Больше 7 лет на форуме
    Приведу пример с другими ракетами. С теми, что выводят в космос спутники. Раньше были задачи для очень тяжёлых РН, а теперь большинство задач решается малыми спутниками. Потребность в тяжёлых и очень тяжёлых РН существенно снизилась. Но это же не деградация ракетостроения, а прогресс в спутникостроении

  12. #52
    Аватар для promalp
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    15,485
    Больше 7 лет на форуме
    В следующем году вроде должны принять на вооружение новый ракетный поезд "Баргузин", внешне он ничем не будет отличаться от обычного и сможет двигаться по обычному ж/д полотну.
    Все виды работ на высоте.
    "Мокрые" и вентилируемые фасады.
    Межпанельные швы.
    Покраска фасадов.

  13. #53

    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    1,867
    Больше 5 лет на форуме
    Сообщение от kulbatsky Посмотреть сообщение

    МИГ-19
    Су-9 это

  14. #54
    Аватар для ex_ad
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    38,029
    Больше 7 лет на форуме
    Сообщение от promalp Посмотреть сообщение
    В следующем году вроде должны принять на вооружение новый ракетный поезд "Баргузин", внешне он ничем не будет отличаться от обычного и сможет двигаться по обычному ж/д полотну.
    Уже реальнее, Ярс около 50т, а РТ23 около 80т
    Сиськтемный администратор
    скидка в e2e4

  15. #55

    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    488
    Больше 7 лет на форуме
    Спасибо за ветку! Много интересного подчерпнул для себя, что-то заново открыл.

  16. #56
    Аватар для kulbatsky
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    20,476
    Больше 7 лет на форуме
    Сообщение от denisggt Посмотреть сообщение
    Су-9 это
    спасибо за исправление, вы правы. стреловидность крыла совершенно отличается, постараюсь найти статью и сообщить автору этот досадный огрех.

  17. #57
    Аватар для kosty
    Адрес: барнаул
    Сообщений
    7,307
    Больше 10 лет на форуме
    Сообщение от ex_ad Посмотреть сообщение
    Уже реальнее, Ярс около 50т, а РТ23 около 80т
    В новостной ссылку на фильм выкладывал, там как раз говорится о готвности поезда в ближайшее время.
    ***
    я понимаю что вам нечем,
    но всё ж попробуйте понять

  18. #58
    Аватар для kulbatsky
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    20,476
    Больше 7 лет на форуме
    Конкретизируя общие цели войны в Заполярье, германский генштаб разработал план захвата Мурманска под кодовым названием «Голубой песец». По этому плану в день Х+7, где X — общий день нападения на СССР, на самом северном участке границы переходил в наступление горно-стрелковый корпус «Норвегия» под командованием генерал-лейтенанта Э. Дитля. Своих головорезов он выспренно называл «героями Крита и Нарвика», имея в виду взятие ими острова в Средиземном море и норвежского города. Враг конечно же знал, что в этом месте границу прикрывали пограничники и один стрелковый полк с приданными подразделениями. Знали гитлеровцы и то, что у советской стороны нет здесь ни танков, ни мощной артиллерии, а бойцы вооружены преимущественно винтовками. Рассчитывали они и на численный перевес: у Дитля было более 27 тысяч человек, а в двух советских дивизиях, которые должны прикрыть Мурманск, — 12 тысяч. К тому же полки дивизий были расположены в солидном треугольнике Титовка, Териберка, Кировск.

    Гитлеровцы планировали в течение первых суток сломить сопротивление советских войск в приграничном сражении, захватить Титовку и полуостров Рыбачий, а затем за трое-четверо суток преодолеть расстояние до Кольского залива и Мурманска. Ветераны боев сорок первого года говорят, что видели немецкие пригласительные билеты на банкет в мурманской гостинице «Арктика» и слышали от пленных, как офицеры обещали предоставить город егерям на три дня «для сбора трофеев», иначе говоря, для грабежа.

    Суббота 21 июня прошла в Мурманске внешне спокойно. В рыбном порту несколько траулеров готовились к выходу на промысел. Часть судов стояла под выгрузкой. С богатым уловом вернулся с моря РТ-9 «Ролик», и рыбаки радовались, что воскресный день проведут на берегу, в кругу семьи и друзей. В торговом порту собирался уходить в Архангельск пароход «Кола». Ледокольный пароход «Семен Дежнев» вставал в док для осмотра и ремонта корпуса. Судоремонтники завершили ремонт подводной лодки «Щ-402», принимать ее приехал из Полярного командир дивизиона И. А. Колышкин.

    Вечером в субботу улицы города заполнили отдыхающие — стояла солнечная погода. Особенно много народа собралось на пятачке у гостиницы «Арктика». Привлекало сюда людей примечательное обстоятельство: северный конец Ленинградской улицы, где стояла гостиница, был единственным асфальтированным участком в Мурманске, рядом находился сквер. А расположенный поблизости железнодорожный вокзал окружили отъезжавшие отпускники и их провожающие. Ближе к светлой, как день, полночи во Дворце культуры им. С. М. Кирова закончился спектакль гастролировавшего здесь столичного театра им. Немировича-Данченко...
    Утром в эту мирную жизнь ворвалась война. 22 июня германские самолеты сбросили на Мурманск первые бомбы.

    Задача быстрой мобилизации сил на решительный отпор врагу отодвинула все остальные. Через Кольский залив с восточного берега на западный и обратно круглые сутки стали курсировать буксиры, катера, плашкоуты, баржи. На них переправлялись красноармейцы, перевозили пушки и ящики с патронами, автомобили и полевые кухни, лошадей и фураж. Суда разгружались у Дровяного, Трех Ручьев, на Абрам-мысе, у Лавны и больше всего на Мишуковском мысу. Грунтовая и каменистая дорога Мишуково — Западная Лица, наскоро сделанная после финской войны, стала артерией, питающей будущий фронт. По ней войска спешно двигались на северо-запад, к границе. Для связи Мурманска с Титовкой и Рыбачьим использовался и морской путь через Кольский и Мотовский заливы. На сухопутной границе Заполярья в первые дни войны было относительно спокойно. Многие мурманчане даже подумали: «Возможно, Финляндия не выступит против СССР? Может быть, урок войны 1939–1940 годов пошел ей на пользу?» Но эти надежды лопнули 26 июня: Финляндия объявила войну, и уже через день ее войска попытались прорвать советскую границу около Куолаярви, правда безуспешно.

    В ночь с 28 на 29 июня германские регулярные части перешли государственную границу СССР в районе Титовки. После полуторачасового артиллерийского обстрела и бомбежки, в которой участвовало более ста самолетов «Юнкерс-88» и «Хейнкель-111», в 4 часа утра пошли в наступление горно-пехотные дивизии врага.

    До последнего патрона, до последней гранаты сражались пограничники, принявшие на себя первый удар противника. Особенно тяжело пришлось 6-й погранзаставе Озерковского отряда, которая под руководством лейтенанта Яковенко отражала яростный натиск егерей. На окопы пограничников пикировали немецкие самолеты, заставу обстреливали из пушек и минометов. С каждым часом бойцов становилось все меньше, но бой продолжался. Враги предлагали оставшимся в живых сдаться, но ответом были пулеметные очереди. Застава дралась до конца. Много лет спустя была найдена прощальная записка парторга Гольтунова: «Нас здесь три коммуниста. И пока будет в живых хоть один, фашисты не пройдут».

    Храбро сражались 29 и 30 июня 1941 г. в районе Титовки красноармейцы 95-го стрелкового полка, которым командовал майор С. И. Чернов. Враг, используя тактику обхода, наносил удары там, где его не ожидали. Это вызывало поначалу замешательство. Положение усугублялось еще двумя обстоятельствами. В оборонявшихся войсках нарушилась проводная связь. Командир 14-й стрелковой дивизии генерал-майор А. А. Журба не знал в подробностях обстановку в подчиненных ему частях и вынужден был выехать на место боев. В течение второй половины дня 29 июня он пытался организовать оборону отходящих от границы войск у Титовки, а на следующий день — на подступах к полуострову Средний. Морем в Титовку прибыло несколько сот новобранцев. Необстрелянные новички растерялись и не смогли оказать реальную помощь бойцам, державшим оборону на этом участке фронта.

    Самые напряженные бои развернулись на стыках красноармейских подразделении, на флангах. Егеря обошли пограничные заставы и недостроенные доты, всю систему укреплений и ударили по батальонам 95-го стрелкового полка, фронт обороны которых растянулся на три десятка километров. Вскоре передовым частям противника удалось форсировать реку Титовка. Вдоль линии границы продолжались тяжелые, кровопролитные бои, немалый урон в которых нанесла врагу дивизионная и полковая артиллерия, хотя ей нередко приходилось сражаться в условиях полуокружения.

    Молниеносного прорыва обороны у гитлеровцев не получилось. Самоотверженно сражались советские пограничники, пехотинцы и артиллеристы. Много было уничтожено здесь вражеских солдат, но и красноармейцев и командиров полегло немало. Отходили они от границы по приказу в двух направлениях: на север — к полуострову Средний и на восток — к реке Западная Лица. Отходили с боями, нанося ощутимые удары наседавшим егерям, зная, что навстречу им уже идет подмога — полки 52-й стрелковой дивизии и части 23-го укрепрайона, прикрывавшие с юга Рыбачий.

    В дневнике адмирала А. Г. Головко в те дни отмечено: «Наши части продолжают отходить. Титовка сдана. Командующий участком генерал-майор Журба погиб вместе с адъютантом. Только один батальон подошел к заливу во главе с командиром; причем этот командир имеет более десяти ран. Я видел его и поразился тому, как он сумел дойти. Еще более удивительно несоответствие его физического состояния — человек едва держался на ногах — с его волей. К сожалению, не запомнил его фамилии».

    Врагу не удалось разгромить советские войска у границы. 95-й стрелковый полк, по которому был нанесен первый удар у Титовки, поротно и повзводно отходил на восток. Полк сохранил основные кадры, штаб, Боевое Знамя.

    В целом обстановка на мурманском направлении складывалась для советских войск крайне неблагоприятно. Потери в людской силе в приграничных боях, отсутствие резервов, превосходство противника в авиации и маневренности, разобщенность и плохая связь между отдельными участками фронта еще более усложняли задачу обороны Мурманска.
    В этой обстановке командование 14-й армии и Северного флота приняло решение высадить с моря в тылу врага отряды пограничников, красноармейцев и краснофлотцев с целью отвлечь силы противника, заставить Дитля бросить на ликвидацию десантов войска, нацеленные на Мурманск. Главная задача этой операции заключалась в том, чтобы задержать наступление немецко-фашистских войск, дать возможность обороняющимся дивизиям принять подкрепление и усилить позиции на рубеже Западной Лицы.

    Реализуя этот замысел, Северный флот в период летних боев 1941 г. высадил во фланг и тыл противника несколько тактических десантов, выделил корабли для их огневой поддержки.
    Утром 6 июля в губе Нерпичья высадился батальон 205-го стрелкового полка. В ночь на 8 июля в губе Андреева появился десант пограничников с целью отвлечь наступающего противника с главного направления. Опасаясь за свой левый фланг, егеря ослабили натиск в центре. Воспользовавшись этим, 52-я стрелковая дивизия энергичными контратаками отбросила противника за реку. Только за два дня боев враг потерял на Западной Лице более тысячи солдат и офицеров, свыше 2500 егерей попали в госпитали.

    Но враг не изменил планов прорваться к Мурманску. 11 июля егеря возобновили наступление на самом северном участке заполярного фронта. И опять — уже в третий раз с начала войны (первый раз — 29–30 июня, второй — 6–8 июля) создалась угроза прорыва гитлеровцев к Мурманску и главной базе Северного флота — Полярному.

    Начиная военные действия в Заполярье, гитлеровские генералы полагали, что они все предусмотрели и спланировали, чтобы через несколько дней стать хозяевами побежденного Мурманска. Горные егеря были так уверены в быстрой победе, что начали кампанию налегке, без обозов, выступили в поход с песнями, под музыку оркестров. Но, как говорится в старой солдатской песне, «гладко вписано в бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить».
    Фашисты встретили на подступах к Мурманску упорное сопротивление. Кровопролитные бои шли за каждую сопку, за каждую удобную для прохода долину, буквально за каждый метр дороги. Вот тогда-то и вошли в солдатский лексикон меткие названия «Чертов перевал», «Долина смерти», «Высота Неприступная» — места, где в непрерывных ожесточенных боях обе стороны несли большие потери.

    Все три волны наступления горно-стрелкового корпуса на Мурманск были сорваны железной выдержкой и исключительной стойкостью советских пограничников, солдат и офицеров 14-й армии и пришедших на подмогу отрядов моряков. Защитники Мурманска проявили в летних боях 1941 г. беспримерное мужество и массовый героизм.

    22 сентября 1941 г. Гитлер подписал директиву ОКВ № 36, в которой говорилось о временном прекращении наступления горно-стрелкового корпуса на Мурманск. Неудачи в Заполярье объясняли в Берлине тяжелыми условиями местности, отсутствием дорог и непрерывным усилением советских войск. В действительности же планы врага были сорваны непоколебимой стойкостью и массовым героизмом советских воинов, тесным взаимодействием сухопутных войск, фронтовой авиации и сил Северного флота.

    P.S. Героизм защитников Советского Заполярья позволил отстоять Мурманск и порт Полярный. До 1944 г. линия фронта оставалась по сути не изменной, но советские летчики и моряки Северного флота, продолжали активные действия на коммуникациях врага.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 декабря 1944 года учреждена медаль «За оборону Советского Заполярья» и порядок награждения этой медалью участников обороны Советского Заполярья».










    PPS: пленные егери (Jager - истребитель) горно-стрелковых дивизий вермахта


    немецкое воинское захоронение в Петсамо

  19. #59
    Аватар для promalp
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    15,485
    Больше 7 лет на форуме
    К русско-иранской войне 1804 - 1813 гг. привело присоединение в 1801 г. Россией Восточной Грузии - земли, которую Иран (до 1935 г. звавшийся у нас Персией) считал своей сферой влияния. Попытку персов вторгнуться туда в 1804 г. русские сорвали, но летом 1805-го шах Фетх-Али вновь двинул войска в Карабах, чтобы пройти в Грузию и очистить ее от русских.

    Армия вторжения (ею командовал наследный принц Аббас-Мирза) насчитывала порядка 30 - 40 тысяч человек. У русских же в Закавказье имелось лишь немногим более 80002 - и то разбросанных на большом пространстве. Надо было охранять Грузию и от дагестанцев-лезгин, и от вассалов Ирана - азербайджанских ханов. Надо было контролировать только что присоединенные ханства - Гянджинское и Карабахское...

    Надежды на подкрепления отпадали: близится война с Наполеоном, значит, свободных войск у России не будет.

    Сама Россия далеко, за высокими горами. Туда ведет лишь ниточка Военно-Грузинской дороги, которую того и гляди перережут "немирные" горцы.
    Надо рассчитывать только на себя.


    И тогда главнокомандующий в Грузии генерал-лейтенант князь Петр Цицианов направляет навстречу Аббас-Мирзе из Елисаветполя (ныне Гянджа) в Шушу отряд шефа 17-го егерского полка полковника Павла Карягина. (Шефы тогда фактически и командовали полками.)

    В отряде 493 солдата и офицера - сильно прореженные болезнями батальон 17-го егерского, рота Тифлисского мушкетерского и команда 7-го артиллерийского полка. И два орудия3.

    Карягин должен дать Цицианову возможность собрать разрозненные силы. А для этого, соединившись в Шуше с еще шестью ротами 17-го егерского и доведя свое войско аж до тысячи человек, задержать персов.

    Не то тридцать, не то сорок тысяч...

    Начало лета 1805 года. Личный состав

    Тогдашний русский солдат не был ангелом.

    Он сыпал циничными поговорками, бесцеремонно вымогал на постое у "мужичья" то одно, то другое и тащил у обывателя все, что плохо лежало. Обычным делом были побеги. Из 475 нижних чинов карягинского отряда в ходе боев дезертировали 564 - каждый девятый!

    Но в строю солдаты были крепко скованы дисциплиной, насаждавшейся годами, последовательно и жестко. Дисциплину подкрепляло то, о чем мы не всегда помним - стремление не подвести товарищей5, особенно понятное вдалеке от России.

    И в бой шла крепкая сила, стойкое "солдатство".

    Карягинские офицеры - дети мелкопоместных дворян или выслуживших только личное дворянство чиновников - не кончали кадетских корпусов. "По-российски читать и писать умеет" - вот и все их образование. Но для той эпохи этого худо-бедно хватало, а дальше школой была служба на Кавказе. Там, где русские часто действовали мелкими отрядами, где враг всегда превосходил числом, а политическая обстановка была вечно запутана, - там командир должен был никогда не теряться и думать своей головой.


    Командир егерского батальона Петр Котляревский из 16-летнего сержанта стал в этой школе 27-летним майором.

    Прошел ее и Павел Михайлович Карягин.

    54-летний вдовец, сын офицера, выслужившего своей семье потомственное дворянство, он родился, очевидно, на Смоленщине, так как службу начал с поступления в 1773 г. рядовым в Смоленскую монетную роту - охранявшую монетный двор в селе Поречье (ныне город Демидов).

    Крепостных и недвижимости не имел.

    Зато на Кавказе служил с 1783-го, а в Грузии воевал еще в 1784 - 1787 гг. подпоручиком Белорусского егерского батальона6.

    В 1791-м брал у турок Анапу.

    В 1796-м ходил в Персидский поход.

    В 1804-м, 52 лет от роду, под камнями и стрелами вскарабкался со своими егерями на стену азербайджанской крепости Гянджа.

    И как каждый тогдашний офицер, знал о себе прежде всего то, что он "ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, ГОСУДАРЯ своего слуга".

    24 июня 1805 года. Бой

    Большая часть пути осталась позади, когда утром 24 июня 1805 года, за рекой Шах-Булах отряд Карягина был атакован авангардом Аббас-Мирзы. До 3000 конников налетали на горсточку русских то с одной стороны, то с другой.

    Но горсточка - регулярное войско! Несколько команд - и вот она уже идет в строю каре, четырехугольником, встречая врага залпами, откуда бы тот ни появился. "Плюясь" (как сетовали во времена Суворова турки) огнем, идут (а это уже выражение персов) "неприступные движущиеся стены"7.

    Верх у стен черный (это цилиндрические шляпы и шапки).

    Низ - белый (летние панталоны).

    Середка - цветная. У трех стен - светло-зеленая, с линией фиолетовых воротников. Это егеря 17-го полка. У четвертой - темно-зеленая, с линиями синих воротников и светло-малиновых погон. Это тифлисцы капитана Татаринцова. После его ранения этим фасом каре командует егерь, поручик Рафаил Егулов.

    У персов - фитильные ружья образца XVI века. Поэтому по сторонам каре идут цепочки егерей с нарезными штуцерами. С дальних дистанций они бьют врага на выбор, сами оставаясь неуязвимыми.

    Левую цепь ведет подпоручик князь Семен Туманов 1-й (Симеон Туманишвили). Правую - поручик Емельян Лисенко. Время от времени высылаются новые партии штуцерных; их возглавляют капитаны Алексей Клюкин и Иван Парфёнов и поручик Яков Кулябка 2-й.

    Трижды Карягин высылает часть егерей очистить командующие над дорогой высоты. Эту горсть стрелков в рассыпном строю ведет на азиатские толпы будущий "кавказский Суворов" - майор Петр Котляревский.

    С приказаниями ему и с донесениями от него скачет поручик Матвей Павленко.

    Так, с боем, отряд движется шесть часов - 14 верст.

    Под вечер, дойдя до реки Аскарань, Карягин останавливается на отдых в урочище Кара-агач-Баба, на холме, посреди обнесенного рвом мусульманского кладбища.

    Но здесь на него наваливаются главные силы Аббас-Мирзы.

    Это от 10 до 15 000 человек, а у Карягина осталось в строю около 300.

    Однако европейское качество снова берет верх над азиатским количеством. Через три часа, когда все атаки персов отбиты огнем, оказывается, что за весь день русские истратили в среднем всего по 23 патрона на стрелка9!

    "За ученого трех неученых дают, нам мало трех, давай нам 6, нам мало 6-ти, давай нам 10 на одного; всех побьем, повалим, в полон возьмем!"10
    Эти суворовские слова - не прибаутки, а выведенная на практике формула.


    27 июня. Штыковая атака

    Шуша - в 25 верстах, и Карягин уверен, что пробился бы туда. Но перебито много лошадей, их не хватит для перевозки раненых, а раненых уже треть отряда. И полковник решает держаться на кладбище, пока из Шуши не подойдет майор Лисаневич с его шестью ротами.

    Кладбищенский ров дополняют земляным валом. Но он не спасает от зноя, жажды и ядер малокалиберных пушек - фальконетов, несколько батарей которых персы установили на окрестных высотах. Вечером 26 июня фальконеты не дают уже подойти к единственному ручью, и Карягин организует вылазку.

    "Рота, слушай команду: крестись, вперед, с Богом!" - командует капитан Клюкин. (Еще год назад он служил в гарнизонном батальоне в глубине России.)

    И егеря штыковой атакой захватывают четыре батареи с 15 фальконетами.

    Но 27-го враг явно решает покончить с отрядом. Артиллерийский обстрел и атаки конницы длятся весь день. У русских уже мало боеприпасов и медикаментов. Потери растут, дважды контуженный Карягин ранен в спину. Четырежды контуженный артиллерийский подпоручик Сидор Гудим-Левкович, у которого убиты или ранены 22 из 23 канониров12, сам заряжает и наводит оба орудия.

    А майора Лисаневича все нет.

    Он так и не решится оставить без войск Шушу...

    56 егерей и мушкетер перебегают к персам. И - случай до сих пор не объясненный, но ясно говорящий о тяжести ситуации - уходит к врагу герой боя 24 июня поручик Лисенко.


    И тогда Карягин диктует, составляя очередной рапорт Цицианову: "Чтобы спасти людей и пушки [...], предпринял твердое решение пробиться с отважностию сквозь многочисленного неприятеля [...] в намерении взять на Шах-Булахе крепость"13. В крепости обороняться легче.

    Отряд, находящийся на краю гибели, собирается атаковать!

    Но враг этого не ожидает - а это уже залог успеха. Особенно если враг недисциплинирован (и потому впечатлителен).

    О сражении с Аббас-Мирзой, заканчивает будничным тоном полковник, подробно донесу уже из захваченной крепости...


    7 июля. Прорыв из крепости Шах-Булах

    В ночь на 28 июня отряд выступает к крепости Шах-Булах. Лошадей хватает только для тяжелораненых, обоз приходится бросить. Тем не менее обнаружившая уход русских персидская конница опять не может одолеть регулярное каре.


    На рассвете показывается крепость. Персов там человек 150, но они за высокой каменной стеной с шестью башнями.

    "Вперед, вперед, с Богом!" - подает свою обычную команду14 Карягин.

    Русское ядро разносит ворота - и туда, за майором Котляревским, устремляются фиолетовые воротники. Две пули попадают майору в ногу, заряд ружейной картечи - в руку, но егерей увлекают за собой штабс-капитан Федор Вихляев, подпоручик Астафий Чичканев - и Шах-Булах взят.

    А два часа спустя русским приходится уже самим отражать штурм: к Шах-Булаху подоспел Аббас-Мирза.


    Но персы - не русские. Их сбрасывают со стен, и принц вынужден ограничиться блокадой крепости частью своих сил. К 1 июля карягинцы начинают есть траву и конину. И поздно вечером 7 июля Карягин скрытно начинает прорыв в новый опорный пункт - пустующую крепостцу Мухрат, что в 30 верстах. Персы не замечают его ухода.

    На рассвете 8 июля отряд останавливается перед глубокой, в рост человека, промоиной. Она слишком широка, чтобы через нее можно было перевезти орудия.

    Обойти ее нельзя, деревьев для постройки моста поблизости нет.

    И тогда, по почину егеря Гаврилы Сидорова, строится "живой мост".

    На дне промоины сгрудились егеря. Это опоры моста.

    В дно воткнуты штыками ружья. Это дополнительные опоры.

    На плечи егерей и на приклады ружей положены другие ружья. Это настил моста.

    По этому настилу и катят 8-фунтовый единорог и 6фунтовую пушку.

    Первый весит 524 килограмма. Вторая могла весить до тонны.

    Но "живые сваи" остаются живы.

    Кроме Гаврилы Сидорова.

    Соскочившее-таки с настила колесо ударило его в висок.

    Ему роют могилу, и отряд идет дальше.

    15 июля. Победа

    Спохватившийся, наконец, Аббас-Мирза бросает в погоню конницу. Одна ее часть устремляется к Мухрату, но крепость уже занял высланный вперед на подводах отряд Котляревского. В нем лишь раненые, но попытка персов ворваться в Мухрат отбита!

    Еще до 1500 конников набрасываются на главные силы Карягина. Снова, как и 24 июня, те идут, отражая огнем бесчисленные наскоки. Снова персы ничего не могут поделать с регулярным войском.

    И после занятия Карягиным Мухрата сын шаха смирился с судьбой - оставив у крепостцы только наблюдательный отряд.

    Карягин же получил у армян продовольствие, а 15 июля соединился с подошедшими, наконец, войсками Цицианова.

    Задержав врага до подхода главных сил, он спас Грузию от персидского нашествия. После подхода Цицианова персы были разгромлены (28 июля, под Дзегамом) и ушли в свои пределы.

    Из 493 карягинцев погибли 90, дезертировали или были пленены 58, а из оставшихся 345 было больше половины раненых. Из 16 (без изменника Лисенко) офицеров ранений или контузий не имели лишь трое16.



    Эпилог

    Долго переносить подобные труды в Закавказье тогда удавалось мало кому.

    Полковника Павла Михайловича Карягина уже в июне 1807-го сведет в могилу "желтая лихорадка".

    Майора Алексея Ивановича Клюкина в 1808-м уволят из-за ранений в отставку.


    Майора Рафаила Сергеевича Егулова в 1811-м уволят из-за ранений в отставку.

    Генерал-лейтенанта Петра Степановича Котляревского - извлеченного из-под груды тел во взятой им крепости Ленкорань - в 1813-м уволят из-за ранений в отставку. И еще тридцать восемь лет, до самой смерти, он будет мучиться от болей в раздробленной челюсти.

    Майора Матвея Алексеевича Павленко в 1814-м уволят из-за ранений в отставку.

    Майора Якова Осиповича Кулябку в 1815-м уволят из-за ранений в отставку.

    Подполковника Ивана Ивановича Парфёнова похоронят уже в 1816-м.

    Полковника Петра Антоновича Ладинского в 1822-м уволят из-за болезни в отставку.
    Все виды работ на высоте.
    "Мокрые" и вентилируемые фасады.
    Межпанельные швы.
    Покраска фасадов.

  20. #60
    Аватар для kulbatsky
    Адрес: Барнаул
    Сообщений
    20,476
    Больше 7 лет на форуме
    Николай Бурденко – хирург трех войн

    3 июня 1876 года родился Николай Нилович Бурденко - будущий великий хирург и организатор здравоохранения. Он оперировал на передовой, лично вынес сотни раненых с поля боя, лечил, будучи сам почти инвалидом, испытывая сильные боли после нескольких контузий и трёх кровоизлияний в мозг…

    Николай Нилович Бурденко родился 22 мая (3 июня) 1876 г. в с. Каменке Нижне-Ломовского уезда Пензенской губернии. В 1897 г., после окончания духовного училища и семинарии в Пензе, как самый способный ученик, был направлен в Петербургскую духовную академию. Однако он решил отказаться от продолжения богословского образования и уехал в Томск, где поступил на медицинский факультет Томского университета, откуда вскоре был отчислен за участие в студенческом революционном движении. В 1901 г. Н.Н. Бурденко едет в Юрьев (ныне г.Тарту, Эстония) для продолжения учёбы в Юрьевском (ныне Тартуском) университете, который он с отличием закончил в 1906 г. Будучи студентом четвёртого курса, Николай Нилович в составе санитарного отряда Красного Креста отправился добровольцем на первую в своей жизни Русско-японскую войну (1904-1905 гг.). На фронте он работал помощником врача, был ранен, контужен, за подвиг в бою при Вафангоу награждён солдатским Георгиевским крестом IV степени.

    В 1906 г., получив звание врача, Н.Н. Бурденко приступил к работе в Рижской губернской больнице, а затем в хирургической факультетской клинике.

    В 1909 г. он защитил докторскую диссертацию на тему: «Материалы к вопросу о последствиях перевязки venae portae». Затем последовали стажировки в зарубежных клиниках, по возвращении – плодотворная работа в хирургической клинике. В 1910 г. Н.Н. Бурденко становится приват-доцентом в хирургической клинике Юрьевского университета, затем – экстраординарным профессором кафедры оперативной хирургии, десмургии и топографической анатомии.

    К началу Первой мировой войны Н.Н. Бурденко был уже достаточно опытным хирургом. И в сентябре 1914 г. вновь отправился добровольцем на фронт. В течение войны он занимал ряд должностей в действующей армии (помощник заведующего медицинской частью Красного Креста Северо-Западного фронта, хирург-консультант при армиях Западного фронта). В этот период Николай Нилович сумел обосновать необходимость противостолбнячных прививок в армии. Сразу после предпринятой немцами 25 сентября 1916 г. под Ригой газовой атаки разработал методику лечения пострадавших, которую стали использовать на всех участках фронта.

    В 1917 г. он вернулся с фронта в Юрьев, откуда вскоре был отозван в Петроград, где получил назначение на пост главы военно-санитарной службы Военного министерства. Спустя 5 дней после отречения Николая II от престола Н.Н. Бурденко был назначен Временным правительством на должность Главного военно-санитарного инспектора действующей армии. Николай Нилович занимал этот пост всего 3 месяца, но за столь короткий срок ему удалось решить такой важный вопрос как ликвидация ведомственной раздробленности в лечебно-эвакуационном деле, т.е. об единой организации медицинской помощи в русской армии. Кроме этого им был разработан проект об уравнении в правах женщин-врачей с военными врачами-мужчинами и о призыве женщин-врачей не старше 40 лет, а также бездетных на обязательную государственную службу. 19 мая 1917 г., по-видимому из-за разногласий с А.Ф. Керенским, Н.Н. Бурденко подал прошение об отставке.

    В конце мая 1917 г. Николай Нилович вновь выехал на фронт, где второй раз был контужен. После этого он вернулся в Юрьев, чтобы принять «кафедру Пирогова». Однако вскоре, согласно условиям Брестского мира, Юрьев должны были оккупировать немцы. Поэтому Советское правительство приняло решение на базе Юрьевского университета организовать университет в Воронеже. Специальным поездом, посланным в Юрьев, 39 профессоров и 45 преподавателей были доставлены в Воронеж. С 1918 по 1923 г. Н.Н. Бурденко работал в этом городе, где возглавлял кафедру и клинику факультетской хирургии.

    В 1923 г. Николай Нилович был приглашен в Москву заведовать кафедрй топографической анатомии и оперативной хирургии 1-го Московского университета (с 1930 г. – 1-й Московский медицинский институт им. И.М. Сеченова). В 1924 г. он возглавил хирургическую факультетскую клинику, которой руководил до конца жизни и которая теперь носит его имя. По его инициативе в клинике было создано нейрохирургическое отделение. В 1929 г. при Рентгеновском институте была открыта нейрохирургическая клиника. В 1934 г. на базе этой клиники Н.Н. Бурденко создал первый в стране институт нейрохирургии – Центральный институт нейрохирургии, которым руководил до конца жизни , и которому впоследствии было присвоено его имя.

    Кроме разнообразной хирургической работы в клинике, Николай Нилович занимался проблемами хирургического лечения туберкулёза, нейрохирургии, протезного дела в стране, курортного лечения военнослужащих.

    Н.Н. Бурденко одновременно совмещал несколько ответственных должностей: консультанта по военно-полевой хирургии при Главном военно-санитарном управлении (1923-1937), главного консультанта-хирурга Красной Армии (1937-1941), консультанта-хирурга Первого красноармейского коммунистического военного госпиталя (ныне Главный военный клинический госпиталь им.Н.Н. Бурденко),председателя Ученого совета Наркомздрава СССР (1937-1946), главного хирурга-консультанта Советской Армии (1937-1946), депутата Верховного Совета СССР (1937-1946).

    В 1939 г. Николай Нилович был избран действительным членом Академии наук СССР.

    В годы советско-финской войны (1939-1940 гг.) Н.Н. Бурденко принимал активное участие в разработке важнейших положений и инструкций по основным вопросам военно-полевой хирургии и организационным вопросам военной медицины.

    С первых дней Великой Отечественной войны Н.Н. Бурденко, став главным хирургом Советской Армии, возглавил организацию хирургической помощи раненым, следил за осуществлением разработанных в ГВСУ (Главное военно-санитарное управление Советской Армии) планов обеспечения войск хирургической помощью, врачебными кадрами, медицинским оборудованием. Несмотря на возраст, ему было уже 65, главного хирурга армии можно было видеть повсюду: на Ленинградском, Западном и 1-м Прибалтийском фронтах; в операционных, на консультациях, при сортировке и погрузке раненых.

    В конце сентября 1941 года под Москвой, при осмотре прибывшего с фронта военно-санитарного поезда у Николая Ниловича развился инсульт. Он пролежал около двух месяцев в больнице, почти полностью лишился слуха, и был эвакуирован сначала в Куйбышев, затем в Омск. Едва поправившись, он снова принимается за работу: ведет переписку с фронтовыми хирургами, посещает тыловые эвакогоспитали, проводит научные исследования по некоторым вопросам военно-полевой хирургии и выпускает несколько монографий.

    В апреле 1942 г. Н.Н. Бурденко возвращается в Москву, чтобы вновь выполнять обязанности главного хирурга Советской Армии, директора Центрального нейрохирургического института и заведующего факультетской хирургической клиникой 1-го Московского медицинского института им. И.М. Сеченова.

    В течение Великой Отечественной войны Н.Н. Бурденко разрабатывал важнейшие проблемы военно-полевой хирургии: учение о ранах, травматический шок, переливание крови, лечение энцефалитов и абсцессов мозга. По его инициативе было налажено специализированное лечение раненых, разработаны единые установки для хирургов в отношении объёма хирургической помощи в войсковом, армейском и фронтовом районах. Он предложил классификацию шоковых состояний, разработал метод введения пенициллина в сонную артерию (1944) и дал оценку его эффективности.

    В мае 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Н.Н. Бурденко первому из медиков было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда «За выдающиеся научные заслуги в области советской медицины и самоотверженную плодотворную работу по организации хирургической помощи бойцам и командирам Красной Армии, раненным в боях с немецкими захватчиками».

    В июне 1944 г. претворилась в жизнь заветная мечта Николая Ниловича: был учреждён единый центр медицинской науки нашей страны – Академия медицинских наук СССР. В ноябре 1944 г. были избраны и утверждены в званиях действительных членов АМН СССР 60 наиболее видных ученых из разных областей медицины. С 14 по 17 декабря 1944 г. в Москве проходила работа 1-й сессии АМН СССР, на которой была разработана и утверждена структура академии, избраны президиум и президент. Первым президентом академии был избран инициатор её создания – Н.Н. Бурденко.

    Летом 1946 г., несмотря на ухудшение здоровья, Н.Н. Бурденко готовился к участию в XXV Всесоюзном съезде хирургов, к которому подготовил программный доклад «Лечение огнестрельных ранений на фронте во время Великой Отечественной войны». Однако доклад был представлен его учеником профессором А.Ф. Лепукалном, т.к. у Николая Ниловича случился инсульт, сопровождавшийся потерей речи и слуха.

    11 ноября 1946 г. Н.Н. Бурденко скончался.

    Н.Н. Бурденко – автор более 300 научных работ по различным вопросам клинической и теоретической медицины, в том числе в области анатомии, физиологии, биохимии, патологической анатомии и патологической физиологии.

    Н.Н. Бурденко разработал актуальную до сих пор схему лечения шока, одного из самых тяжелых осложнений при ранениях; впервые применил антибиотики в борьбе с раневой инфекцией. Публикация его трёх «Писем хирургам фронтов о пенициллине» положила начало широкому применению антибиотиков в военно-полевой хирургии и существенному снижению летальности среди раненых. Им также была разработана и концепция вторичного шва, позволившая сократить сроки лечения и возвращения в строй солдат и офицеров.

    После войны Николай Нилович сосредоточился на экспериментальном направлении хирургии, занимавшемся лечением различной патологии головного мозга: злокачественных опухолей, нарушений мозгового кровообращения. Он разработал более простые и вместе с тем оригинальные техники операций, ранее выполнявшиеся в мире в единичных случаях, после чего они становились массовыми.

    Н.Н. Бурденко награждён тремя орденами Ленина, двумя орденами Красного знамени, орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медалями. Был почётным членом Международного общества хирургов, многих зарубежных хирургических обществ: Французского, Германского, Австрийского, Турецкого. Имя великого хирурга сегодня носят НИИ нейрохирургии РАМН, клиника факультетской хирургии 1-го Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, Главный военный клинический госпиталь.
    http://medlib-tambov.ru/jubilee/2016-burdenko


    в 1943-1944 г. расследованием "катынского дела" занималась группа медиков, под руководством академика Бурденко.


    главный хирург Советской Армии Н.Н.Бурденко беседует с бойцами артиллеристами, на фронте 1943 г.

Страница 3 из 17 ПерваяПервая 1234513 ... ПоследняяПоследняя
Вернуться к списку тем
Mitsubishi Outlander
2008 год
700000 руб.
Mitsubishi Pajero
2012 год
1369000 руб.
Renault Logan
2017 год
730000 руб.
УАЗ Патриот
2016 год
Sochinec505
Toyota Corolla
1998 год
Sergei
Skoda Rapid
2014 год
saddler

 
 

Похожие темы

  1. Ответов: 263
    Последнее сообщение: 30.08.2015, 20:46
  2. Подвиг народа
    от Sbin666 в разделе Гараж
    Ответов: 24
    Последнее сообщение: 08.04.2015, 17:51
  3. 17 января 2015 года в Музее Москвы! Игра "ГОРОД ГЕРОЕВ"!
    от Галчонок :3 в разделе Путешествия и приключения
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 16.01.2015, 22:28
  4. Незаметные герои (не авто)
    от koljakar в разделе Иркутск
    Ответов: 53
    Последнее сообщение: 14.09.2010, 16:24
  5. Про героев (политика)
    от SPeller в разделе Владивосток
    Ответов: 51
    Последнее сообщение: 28.08.2010, 16:07

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189